Результат налицо: почему нам так нравится публично обсуждать внешность других людей?

1389

«Сердцу не прикажешь: звезды и их жены с нестандартной внешностью», «­Богатые тоже плачут» и даже «Секрет успеха некрасивых женщин» — такие заголовки появились в приличных с виду изданиях после того, как Марк Цукерберг выложил в Сети фотографии жены и новорожденной дочери. Ни информация о том, что создатель Facebook пожертвует 99 % собственного капитала на благотворительность, ни трогательное письмо, которое миллиардер написал наследнице, не вызвали такого всплеска интернет-активности, как внешние данные его супруги.

Марк Цукерберг и Присцилла Чан

Присциллу Чан обвинили в том, что она чуть ли не приворожила несчастного айтишника, который, кроме экрана компьютера, и жизни не видел, — ведь не может же, в самом деле, нормальная женщина без ТТХ куклы Барби выйти замуж за богача. В этих бесчисленных комментариях было «прекрасно» все: минимум самой Присциллы Чан, зато полный набор комплексов и неудовлетворенных желаний комментаторов. Но самое удивительное — в беседе принимали участие не только тролли, бессмысленные и беспощадные, но и приличные (что бы это ни значило) люди. Они не поддерживали общий злобный вой, но тоже высказывались и тоже судили. Сам факт статьи, которую я сейчас пишу, ­доказывает: то, что раньше происходило шепотом на кухне, сейчас делается во всеуслышание.

Или другой пример. Можно только представить себе, что испытала никому не известная 17-летняя Лиззи Веласкес, случайно обнаружив на YouTube видео под названием «Самая уродливая женщина в мире» — с собой в главной роли. «На тот момент оно собрало четыре миллиона просмотров и десятки тысяч комментариев. Все эти люди обсуждали меня», — вспоминает Лиззи, которая сегодня ездит по миру с лекциями и объясняет людям банальную истину: красота — внутри.

5,6 % пользователей соцсетей признаются: им нравится оставлять НЕГАТИВНЫЕ комментарииФОТО: Imaxtree.comЗакон джунглей

Внешность — это первое, что мы узнаем о человеке, когда его встречаем. Это одновременно и новая информация, и сигнал — свой/чужой, бить, бежать или обниматься. Даже сейчас, когда внешние атрибуты перестали иллюстрировать статус и способны ввести в заблуждение кого угодно (вспомните Стива Джобса в водолазке или герцогиню Кембриджскую в пуловере Gap), с их помощью продолжают выносить вердикты. Хотим мы того или нет, внешность решает: в середине нулевых в Америке провели исследование, которое показало, что полные в среднем зарабатывают меньше худых, брюнетки — меньше блондинок, женщины, которые не красятся, — меньше, чем те, кто использует макияж каждый день. Если вы выше коллеги на 15 см, то, скорее всего, будете получать на $5 000 в год больше, потому что высокие в наше время вызывают повышенную симпатию. Конечно, выводы любых исследований, основанных на «средней температуре по больнице», вдребезги разбиваются о конкретные истории конкретных Наполеонов, и яркая личность всегда сильнее стерео­типов, но факт в том, что встречают по одежке — идет ли речь о приеме на работу или общении в соцсетях.

В одной популярной лекции на TED.com спикер, она же модель Кэмерон Расселл, выходит к публике в коротком обтягивающем платье и на высоких каблуках и сразу замечает: «Я чувствую напряжение в зале», подразумевая, что зритель не воспримет всерьез лектора с внешностью девушки с обложки. Затем она снимает туфли, надевает длинную свободную юбку и свитер, становится менее sexy и ближе к народу, и мы как будто слышим, как по залу проносится вздох облегчения. «Я изменила ваше отношение к себе за 6 секунд», — продолжает она, а я в этот момент чувствую укол совести: я тоже, как наверняка и многие женщины в зале, поддалась стереотипу «у моделей нет мозгов» и восприняла девушку скептически. А лекция, кстати, хорошая.

читать дальше12
метки: 
психология

добавить в reading-listElle commentsFB comments0
загрузка…Добавить комментарий

Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ