Как не перейти грань разумного в погоне за красотой?

1024

Птица говорун

Когда я училась в институте, то не могла выйти из дома, не накрасив ресницы. Мне казалось, что только несколько взмахов тушью способны сделать из безглазого чудовища человека. При этом замечу, что ресницы у меня от природы темные и длинные. Но в тот момент я могла воспринимать себя только накрашенной, а мой естественный вид вызывал отвращение. Еще меня бесил целлюлит на бедрах. Новый молодой человек, неосторожно пригласивший меня в аквапарк на свидание, так никогда и не узнал о том, что в тот момент я серьезно раздумывала, не бросить ли его, чтобы он не увидел мою «страшную попу». Тогда я устроила себе курс экспресс-приседаний: три дня = тысяча раз. Это не спасло положения, но боль в мышцах отвлекла от панического разглядывания себя в зеркале.

Всерьез избавиться от зацикленности на недостатках собственной внешности мне помогла полугодовая стажировка в Германии. Среди немецких студенток, которые практически не использовали косметику, носили джинсы с кроссовками и не стеснялись своих лишних килограммов, я чувствовала себя королевой. Зачем краситься, худеть и носить каблуки, если немецкие мужчины вокруг постоянно убеждают тебя в том, что ты красавица? Эту уверенность в собственной неотразимости я привезла домой, в Россию, и до сих пор считаю ее моим лучшим «немецким» приобретением, куда более важным, чем знание языка или основы западной журналистики.

Зачем краситься и ХУДЕТЬ, если мужчины ­вокруг ­убеждают тебя, что ты КРАСАВИЦА?

Но не всем моим подругам так повезло. Например, с Алисой мы избегаем встречаться в кафе — любой прием пищи в ее присутствии превращается в каторгу. Она постоянно говорит о лишнем весе, калориях и новых диетах. «Сегодня у меня разгрузочный день, потому что вчера я поправилась на 200 грамм», — первое, что она сообщает при встрече, поэтому вместо запланированного китайского ресторана мы идем в вегетарианское кафе и уныло хрустим листьями салата. «Чтобы отработать этот чизкейк, тебе придется бегать на беговой дорожке как минимум километр», — сурово произносит подруга, инспектируя мою тарелку. «Я жарю только на масле гхи и на кокосовом, они менее вредные при нагревании», — мельком замечает Алиса, приходя в гости. При этих словах я одной трясущейся рукой прячу брусок жирного сливочного масла в дальний угол холодильника, а второй — вбиваю в поисковике слово «гхи», чтобы не ударить в грязь лицом при дальнейшем разговоре.

Что самое удивительное — бесконечные, выматывающие душу разговоры о диетах и спорте в Алисином случае так и остаются пустым звуком в вечности. Она так и остается при своих лишних килограммах — сказав 100 раз слово «похудение», ты не потратишь больше калорий, чем произнеся слово «шоколад».

На самом деле разговаривать о проблеме, вместо того чтобы ее решать, — стандартная защитная реакция. «Если человека не устраивает его фигура, то у него есть два пути, — считает клинический психолог-психотерапевт Ольга Голосова. — Одни начинают меняться: диеты, спорт, массажи, операции. У других не хватает силы воли или мотивации для реальных изменений. Девушка не может перестать есть сладкое, но она может говорить о том, что сладкое очень вредно. Она вербально соответствует желательному социальному поведению и нынешнему стандарту красоты, показывает, что она «в теме». Правда, есть и подвох — от таких разговоров девушка нервничает, ведь в глубине души она понимает, что от болтовни не похудеешь. Стресс «заедается» сладостями, от них снова растет вес, что вызывает еще большую панику. Получается замкнутый круг».

Недовольство своей фигурой — самый распространенный, но не единственный пример одержимости собственной внешностью. Еще одна моя подруга в свои 30 лет уверена, что ее лицо покрыто морщинами. Каждый божий день Таня благодарит изобретателя ботокса, который спас ее от неминуемого позора, — ведь без спасительных инъекций ее лоб, «как у шарпея», «глубочайшие» носогубные складки и уродливые «гусиные лапки» возле глаз было бы невозможно скрыть.


Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ