Беременность и работа: исповедь мамы-карьеристки

491

Новоиспеченная мама и блестящая карьеристка Нина Авдышева — о том, как вторая беременность может стать страшным ударом по самолюбию и высокооплачиваемой работе.

Я опять беременна. Моей дочери Эстер только исполнилось 5 месяцев, а я опять. Официальная версия для родственников и работы — мы так и планировали, неофициальная для близких друзей — это результат счастливой халатности, а реальная — я просто дура.

Только-только я приняла тот факт, что нас теперь трое; только-только мои отношения с мужем начали походить на человеческие; только-только я начала без отвращения смотреть на свое новое тело… Вот мой ребенок уже улыбается мне в ответ, а не просто хлопает глазами из конверта, вот я уже способна поддержать взрослый разговор не о какашках. А тут опять…

ФОТО: Georges Antoni

С Эстер все шло по плану. Идеальная беременность, легкие роды, здоровый ребенок. Я не мать в лучшем смысле этого слова, но я человек ответственный. Через четыре месяца я вышла на работу. Няня скачет сайгаком за 65 000 рублей в месяц по квартире и по близлежащему парку, а я в это время рассекаю по маршруту «работа — дом», убежденная в своей невероятной самодостаточности. Карьера строится, дома все под контролем. Со всеми знакомыми мамами, сидящими с детьми, я разговариваю как с неудачницами. Мой консервативный муж это все терпит. Он в стрессе. Чтобы его снять, мы непрерывно трахаемся. И вот…

Мои подруги говорят, что хотели бы так же: отстрелялась — и все. «Ты умница». «Мы гордимся вами». «Сначала тяжело, а потом станет легче». Но я-то знаю этот сочувственный тон. Так говорят с пожилыми людьми в доме престарелых, думая, что они ни черта не понимают. Так говорят на собеседовании с неподходящим кандидатом, обещая обязательно по возможности рассмотреть резюме. Так говорят отличницы с троечницами перед контрольной. Я-то знаю — это значит: «Сама виновата, надо было раньше думать головой, а не вагиной».

Мой босс говорит, что рад за меня, но готов потерпеть только четыре месяца, в противном случае будет искать ­замену. Замену?! Удар по моему эго! Я выйду через четыре, я выйду сразу, я рожу на работе, если надо. Я боюсь, что какая-нибудь агрессивная Виктория из Чебоксар с непрозрачным резюме справится вместо меня. Поэтому весь мой предыдущий короткий декрет я была «на звонках» и «на мейле». Я приезжала на встречи в офис по первому требованию и без. Пока молоко пропитывало насквозь мой лифчик, няня ждала на парковке с месячной Эстер, спящей в автокресле. Я похороню свой брак, я позволю своей дочери называть няню мамой, но я не допущу замену.

Моя ситуация патовая — я вроде бы и счастлива, что у меня будет двое детей, но почему тогда я так несчастна?

Для многих пар РОЖДЕНИЕ РЕБЕНКА сопоставимо со смертью родственника, потерей работы или разводом

Недавно в журнале Demography было опубликовано исследование, в котором говорится, что для многих пар рождение ребенка сопоставимо со смертью близкого родственника, потерей работы или разводом. Я подтверждаю: все так и есть, только об этом не прочтешь в книгах доктора Комаровского и в блогах отчаянных «беременяшек». Скажу больше, рождение ребенка в моей жизни сравнимо со случайным поворотом «под кирпич» на глазах гаишников, с неотвратимостью наказания. Неотвратимость ремонта, покупки большей машины, выплат няне, сокращения времени на душ, на секс, на эксклюзивное время с мужем. Зачем мне второй ребенок, если я так неорганизованна?

Общество требует от нас быть счастливыми тогда, когда в жизни происходят важные события: высокооплачиваемая работа, хороший бойфренд, покупка квартиры, свадьба, рождение детей. Если так случилось, ты просто не имеешь морального права на уныние. «Чего тебе еще надо?» — задают мне резонный вопрос подруги. Мне надо жить так, чтобы дети были, но моя личность при этом не пострадала. Мне надо жить так, чтобы мой муж был рядом, но дал мне возможность быть одной. Мне надо организовать быт так, чтобы все происходило при минимуме интервенции со стороны семьи. Дети не дают такой возможности.

С рождением Эстер к нам постоянно кто-то приезжает. Раньше я не имела привычки видеться со своей мамой чаще, чем раз в месяц. И это было прекрасно! Теперь она у нас дома каждые выходные. Она звонит мне и спрашивает: «Вам помочь? Я готова приехать в субботу». Мне не нужна помощь, у меня все организовано, но я не могу ограничивать ее в общении с внучкой, поэтому говорю: «Приезжай, конечно». В ее жизни так мало радостей, я не могу отнять самую большую из них. Мы должны ездить на дачу к отцу мужа. Мы должны каждый вечер по скайпу показывать Эстер нашим родственникам в Германии. Я все понимаю — дети требуют жертв, но где же я в этом калейдоскопе обязательств?

Когда мы с мужем познакомились и начали жить вместе, мне было тяжело привыкнуть к новому человеку в своем пространстве. Общество на это реагирует нормально — все люди тяжело съезжаются, сложность периода притирки легализована. Почему же я должна оправдываться за то, что мне тяжело с моей дочерью, которая пришла в этот мир и перевернула его вверх дном? В случае с мужем я могла его выгнать в любой момент, а с ребенком что делать?

«Как ты можешь! Это же родная кровь!» — стыдит меня коллега. Как и в случае с любым близким человеком, должно пройти время. Любовник не становится сразу бойфрендом, близким другом, родным мужем. И друзья не сходятся сразу. Родная кровь — понятие абстрактное.

читать дальше12
метки: 
дети, карьера, ELLE20лет

добавить в reading-listElle commentsFB comments02802019 МАР, 00:23Гормональный, пронизанный снобизмом кошмар, а не статья. Худшее за 20 лет ELLEY13 ЯНВ, 23:52От страха получить такой же набор чувств не могу решиться на ребёнка.Мне 35…думала, что я одна такая. Может, все-таки, дети не всем нужны? Или это комплексы из детства? + гиперответсвенность, которая,сама знаю, не даст жить спокойно и расслабиться.Helena Poláková20 НОЯ 2015, 21:46Какая-то гормональная [*ура] с претензией на эксцентричность. И кому, интересно, нужна/полезна такая ее откровенность?
загрузка…Добавить комментарийРанее в комментариях

Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ